Уголовное кубло в приграничье. Депутаты, бандиты и агенты РФ на политической карте Сумщины

Уголовное кубло в приграничье. Депутаты, бандиты и агенты РФ на политической карте Сумщины
Уголовное кубло в приграничье. Депутаты, бандиты и агенты РФ на политической карте Сумщины

Хутор у посёлка Дьяковка Буринской ОТГ (Конотопский район) почти полностью заброшен. Здесь живут только две пенсионерки. Возле дома одной из них останавливаемся.

"Бабушка!" — кричит мой спутник Николай, житель Дьяковки. Через некоторое время деревянная калитка открывается. Ольга Мамонова опирается на палочку и тяжело дышит. Вокруг неё — несколько кошек, они мурлыкают и ластятся. Когда спрашиваем её о том, что случилось, начинает говорить сразу и эмоционально — чувствуется, наболело.

Эта пожилая женщина стала побочным жертвой одной из многочисленных криминальных проблем, которые, как ржавчина, разъедают этот пограничный край. Его эксплуатируют и народные депутаты — как члены монобольшинства, так и "официальные" агенты РФ, и криминальные авторитеты, "положенцы" и местные силовики, которые явно действуют в сговоре с ФСБ соседней России.

Опасное соседство

"Это было где-то пол-шестого, я печку топила. Отошла добавить дров. Зашла в дом, положила дрова. А дверь за собой ещё не защелкнула. Потому что мне так трудно ходить ... И тут раздался такой грохот, будто кто-то кирпичину бросил, что я не успела даже за ручку схватиться. Я как закричала! Рвется в дом, он надвинул шапку на глаза и ударил по шее, бросил меня на пол. Он со всей дури коленом упал мне на спину, у меня, наверное, в ребрах где-то трещина ... и кричит: «Где преступники?» «Где прячешь преступника?» — «А какие у меня преступники, и чего ко мне преступники будут идти?" Он сразу: «Кто к тебе должен прийти?» — «Да никто ко мне не придёт, нет никого ...» — «Признавайся, где спрятала деньги?» А на столе у меня тонометр, давление мерять, и таблетки ... Мне вот пенсии до пенсии не хватает, дочь из Сум мне везёт таблетки, покупает все", — рассказывает Мамонова.

Ольга Мамонова

Далее было несколько часов издевательства. Пожилой женщине связали скотчем руки и ноги, на голову накинули полотенце, замотали скотчем вокруг шеи. Перевернули весь дом, нашли спрятанное под диваном «сокровище» — 1700 гривен.

Нападавших было по меньшей мере двое — по крайней мере, две пары ног Ольга видела из-под полотенца.

"Он тогда меня так взял за плечи, резко поднял и повернул. Взял нож и сверху донизу сзади разрезал на мне одежду. Брюки на мне были, тёплые, он разрезал их под колено так. Потом резко повернул, бросил на диван и давай на мне ножом всю одежду разрезать, от носка по ноге. Тогда взял и бросил меня с дивана на пол. Нога пухлая, и он захватил — ногу разрезал мне. Когда зацепил ногу, я не крикнула, только дернулась, он бросил ... Господи ... Бросил меня колошматить ... Сижу на полу — слышу, что холод пошел — двери открыли, что-то выносят …”

Женщина всхлипывает. По словам госпожи Ольги, её грабят уже в четвертый раз, но впервые — в её присутствии в доме и с избиением.

Кроме денег, злоумышленники забрали новый набор ключей, купленный внуком, 5 литров масла, которые привезла дочь, новые пледы, два телефона. Когда они ушли, Ольга смогла освободиться, выйти из дома и вызвать полицию. Полиция приехала на удивление быстро и преступников поймала.

Один из них оказался узником исправительной колонии, другой — его товарищ из Днепра, также бывший «зек».

Пойманные бандиты каялись: "Тетя Оля, простите меня, я дурак, я виноват, мне прощения нет!"

"А я ему и говорю: «Как тебе можно простить, когда ты мне с этакой дури увалил так, что у меня ребра полопались?! Бабе 70 лет! Ты ж не мужик! Ты обрезал все на свете ...

Ели бы то твоя мать была, голая перед тобой, паскуда ты!..” — Ольга плачет, когда рассказывает это.

Земля, принадлежащая злосчастной колонии — Конотопскому исправительному центру №130, начинается сразу за домом Ольги Мамоновой. Самодельный шлагбаум из жерди и привязанного к ней камня не производит впечатление надежности заведения и защищенности его соседей.

"Колониальная" земля и неуплаченные налоги

Вдоль дороги — поля с остатками прошлогодней кукурузы. Её и ещё подсолнух выращивают на этих землях.

Земля официально принадлежит исправительной колонии. По замыслу, её должны обрабатывать те, кто отбывает там наказание — под свои нужды. Однако на практике все выглядит иначе. Почти полторы тысячи гектаров обрабатывает фермерское хозяйство "Натон", которое связывают с местным народным депутатом от "Слуги народа" Максимом Гузенко.

Графика: Суспільне.Суми

В Департаменте по вопросам исполнения уголовных наказаний Министерства юстиции на запрос “Новинарні” объяснили: по данным Единого реестра юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований по адресу: г. Конотоп, ул. Батуринская, 2, функционируют два отдельных юридических лица — государственное учреждение "Конотопский исправительный центр №130" и ГП "Предприятие государственной уголовно-исполнительной службы Украины №130". Целью деятельности последнего госпредприятия является привлечение осуждённых, отбывающих наказание, к общественно полезному труду, обеспечение их профессионально-технического обучения и получения прибыли от хозяйственной деятельности, осуществляемой на основе самоокупаемости и рентабельности.

Предприятие является многопрофильным, в частности оно занимается производством сельскохозяйственной продукции на земельных участках, расположенных на территории Дякивского сельского совета Буринского района. Во исполнение требований налогового законодательства, госпредприятием в 2020 году уплачено 87,4 тыс. грн земельного налога в местный бюджет.

"Кроме того, с целью обеспечения рационального и эффективного использования земельных участков, в том числе своевременного выполнения комплекса агрономических и технических мероприятий по выращиванию урожая, предприятие сотрудничает с фермерским хозяйством «Натон» на договорных условиях с учетом требований гражданского и хозяйственного законодательства", — говорится в ответе за подписью заместителя начальника департамента Ирины Несин.

Мінюст відповідь_Натон (1)

Налоги с обработки земель в бюджет сельской общины "Натон" не платит, рассказывает мне Виктор Ладуха, мэр Буринской ОТГ, избранный от ВО "Батькивщина".

На выборах-2020 он обошел выдвиженца "Слуги народа". А село Дьяковку недавно присоединили к ОТГ, где руководит Ладуха.

"Было нападение на там проживающую семью — это же «зеки» привели, которые должны обрабатывать эту землю. "Зэки" голодные, землю забрал Гузенко, есть нечего, а бабушка, может, пенсию получила, и вот так получилось. Пригласили своих «коллег», которые ранее судимые были, те приехали из Днепра и связали эту бабушку, забрали деньги ...» — объясняет голова.

По его словам, из-за нехватки средств в Дьяковке пришлось закрыть школу. Отныне детям приходится ездить в другое село. Также сократился персонал ФАПа.

"Максим Гузенко переживает, что если будут честные правила игры, то придётся платить арендную плату такую, как платят другие фермерские хозяйства, — убежден Ладуха. — Он не платит — потому что это пенитенциарная служба сегодня якобы владеет этим земельным участком. Я понимаю, что эти гектары им достались какими-то коррумпированными схемами. Не только Гузенко с этого харчится, но и многие чиновники, причастные к этому".

Председатель общины объясняет: в идеале эти вопросы должны были решаться через конкурсы, тендеры, которые проводят Геокадастр или ОТГ.

Виктор Ладуха

"За эти земли, которые они сейчас обрабатывают, — 1380 га — это где-то должны заплатить 35 млн в год. Они платят 60 000. Масштабы прибыли — где-то 60 000 с одного гектара", — считает голова.

Схема не нова

Бывший сельский голова Дьяковки Владимир Мороз, пробывший в должности десять лет, рассказывает: схема не нова, существовала ещё до прихода Гузенко.

"Когда руководили ещё райкомы, у нас было очень большое количество земли. Мы немного не справлялись с этой землей. Нам посоветовали уменьшить её на 1400 га. И я эту землю — фермы, скот — передал в эту колонию, директором был Мирошниченко Сергей. Но они земле толку так и не дали. Вместо 1300 га в обработку пускали по 200 га, и толку никакого ...

Поле у Дьяковки

Доходы, по словам Мороза, должны идти на пользу сельской общины, однако колония ничего не платила.

"Они мотивировали это тем, что эта земля — государственная, — объясняет экс-голова Дьяковки. — Но у них не было государственного акта. Потом они сделали государственный акт. Они не подчинялись нам. Их прикрывала администрация, и районная, и наверняка областная".

По его словам, когда Гузенко с "Натоном" начал обрабатывать эту землю от колонии, налогов не платил так же, как и предшественники.

"На самом деле у колонии этой земли должно быть — ну, пусть 20 гектаров, для выращивания, например, картофеля для зоны. А так — пенитенциарная служба закупает картофель, крупы в другом месте. Земля используется коррупционным путем", — отмечает председатель ОТГ.

Запрос к депутату Гузенко остался без ответа

Криминал не вне политики

Жизнь Сумщины богата не только на странные схемы с привкусом коррупции, но и вмешательством криминала в решения политиков.

Так, одного из помощников "слуги народа" Гузенко Евгения Лишунова называют родственником братьев Василенко — Петра и Сергея. Председатель Буринской ОТГ Ладуха рассказывает: нескольких местных депутатов они под давлением заставили сложить мандат.

"Когда состоялись выборы и я победил, было прогнозируемое большинство городского головы в горсовете — это 10 депутатов от "Батькивщины", два депутата от "ОПЗЖ", которые были готовы работать, и от партии Олега Ляшко. Но когда об этом узнали Максим Гузенко и криминальный авторитет Пётр Василенко, который начал вмешиваться в депутатский корпус Буринской ОТГ, началось давление на этих депутатов. На Валерия Гудника от "ОПЗЖ" и Артёма Савченко от Радикальной партии. И довели их до того, что они сложили мандаты. Написали заявление в территориальную избирательную комиссию, и те их сняли с депутатского корпуса. Запугивание было, вызвали на «стрелки» — физические угрозы, моральные, запугивали семью ... И теперь за проекты, решения, которые мы подаем, они не голосуют. Некоторые депутаты ездят к Гузенко за советами и указаниями, и поляризируется работа городского совета", — рассказывает Ладуха.

За свою активность хлопцы получали угрозы, которые однажды обернулись пулей в лицо — к счастью, из "травмата".

Врач-психиатр Сумской ЦРБ Сергей Супрун, ветеран войны с Россией и руководитель сумского областного отделения "Национально-освободительного движения "Правый сектор", рассказывает подробности: "Конфликт произошел 17 декабря. Мы стояли и разговаривали с побратимами по своим вопросам. Совершенно случайно на крыльце ресторана увидели Сергея Василенко — он был с женой, с ребёнком ... Один из наших побратимов, которому Василенко передавал угрозы, говорит: "Вот он стоит, я сейчас с ним пообщаюсь — что он, собственно хотел?.." спрашивает, предлагает: "Давай отойдем поговорим!" Василенко молча отворачивается, достает пистолет — травматический, как потом выяснилось — и начинает стрелять. Мы все туда побежали. Один был ловкий — пытался его обезвредить, и тот (Василенко) ему выстрелил в лицо. Наш пострадавший — Владимир Солодовник, друг "Серый".

Ребята выбили пистолет, зафиксировали нападавшего, вызвали полицию. С полицией приехал адвокат Василенко.

Виновными сделали "правосеков", а не Василенко.

Сергей Супрун. Фото из ФБ

Сергей Супрун рассказывает: у него тоже есть оружие, официально зарегистрированное; он член общественного формирования "Альфа-СБ" (охранное агентство) в Сумах.

"Реакция полиции была такая, как обычно: они решили сначала "закрыть” нас, по статье 208 Уголовно-процессуального кодекса, так как версия у них одна: это негодяи из “Правого сектора” напали на мирных граждан, отдыхавших в ресторане, — пересказывает активист. — У нас сформирован стереотип: если "Правый сектор" — это бандиты и негодяи, и никого уже это интересует наша борьба, ни внешняя, ни внутренняя. Но, прямо скажем, наша Национальная полиция не всегда стоит на стороне закона. Открылось фактовое производство по ч. 2 ст. 296 УК — то есть "хулиганство, совершенное группой лиц".

Резиновая пуля попала “Серому” в носогубный треугольник, чудом не задев глаз.

По словам Супруна, один из побратимов успел записать видео, где видно, что не было ни нападения, ни драки — сразу слышны три-четыре выстрела, которые сделал Василенко. Конечно, после этого в отношении стрелка действовали жестко — нужно было выбить пистолет.

"Сейчас ведётся уголовное производство, нас всех вызывали на допросы, мы дали свои объяснения, повторили их. Нам предлагали пройти полиграф, мы согласились, но нас пока не вызывали", — говорит Супрун.

Зато представитель "Правого сектора" может многое рассказать о Сергее Василенко. По словам Супруна, официально он безработный, однако передвигается на автомобиле "Тойота Ленд Крузер Прадо 150" 2019 года выпуска, ценою порядка 145 000 долларов, жена — также на дорогом авто, живёт семья в Сумах в пентхаусе.

"Постоянно поездки за границу, в Россию и Беларусь часто выезжает, — рассказывает Сергей Супрун. — Официально он ничем пока не занимается, никогда фактически и не занимался".

Активист говорит, что им удалось узнать о перевозке нелегальных мигрантов и, вероятно, контрабанде наркотиков.

Василенко не содержал постоянной "бригады" своих людей, а под каждое задание искал исполнителей — в основном в спортивной среде, а также среди правоохранителей, действующих или бывших.

Супрун знает это не понаслышке: "Нам удалось внедрить к нему нашего агента — человека из спортивной среды. Василенко ему давал непосредственно определенные заказы: сжечь автомобиль, побить одного-второго-третьего, он показывал, кого. Но ребята вытянули информацию и этого не делали. Они в конце сказали, что с Василенко не может быть никакого сотрудничества. После этого Василенко начал угрожать им физической расправой. Это все было более-менее реально, не пустые угрозы".

"Свой" участок дырявой границы

Сергей Василенко, вероятно, имеет российский паспорт. В своё время он жил в Москве, скрываясь от правоохранительных органов Украины, подозревавших его в убийстве. Впоследствии вернулся в Украину.

Одно из дел, получившее широкую огласку — это удержание в течение почти трёх месяцев 28 нелегальных мигрантов из Вьетнама. Их держали в подвале, пока пленники не напали на охранника и не вырвались на свободу.

"Охранником был Роман Никифоров, уроженец Сумщины, спортсмен, человек, как мы знаем, близкий к Сергею Василенко", — рассказывает Сергей Супрун.

Бывший полицейский Иван (имя изменено) анонимно рассказал, что вьетнамцев удерживали с целью потребовать выкуп от родственников.

При этом любые действия правоохранителей против братьев Василенко терпели фиаско. Когда приезжали вызвать их на допрос или провести обыски, подозреваемые узнавали об этом заранее, и их просто не оказывалось на месте.

"Они всю жизнь занимались наркотрафиком и иностранцев из России через границу по реке перетаскивали — у них участок границы такой хороший, что далеко от отрядов и застав",- объясняет Иван.

"В России брали азиатов — китайцев, вьетнамцев, которым проще выехать в РФ, чем брать визу в Европу. Они тогда перебрасывают их в Украину, нелегально вывозят отсюда в село под Киев, дальше передают их другим людям. А те уже переправляют через границу на Западной Украине", — рассказывает бывший сотрудник МВД.

Иван рассказывает, что Василенко пытались преследовать и за наркоторговлю, но тщетно.

"Лично знаю, участвовал — задержали партию. Старый дом покупают — такой, что никому не нужен. И там выращивают очень большие площади ... Осенняя такая конопля бывает. На том месте, где выращивают, сидят какие-то пьяницы, бомжи — охраняют. Если их поймают, накроет полиция или СБУ — "мы не при делах", а охранники садятся в тюрьму. Даже если начнут рассказывать — им проще дать денег, уговорить, мол, мы вас там подержим, а затем выкупим …”

По словам Сергея Супруна, Сергей Василенко получил землю возле села Бунякино, граничащего с границей.

"У Петра Василенко есть также несколько домов на хуторах, граничащих с границей, — добавляет активист "ПС". — Они находятся под специальной охраной, и никто посторонний не может на территорию села попасть".

Феодал Деркач и его "положенцы"

Петра Василенко в этом районе считают криминальным авторитетом — так называемым "положенцем", или "вором в законе".

"Хотя представители криминальной среды говорят, что Петя является самозванцем и никто его «на положение» не ставил, — добавляет Сергей Супрун. — Тем не менее, он ведёт свой бизнес довольно своеобразным способом. У него официально есть охотничье общество, охранная фирма, спортивный клуб он возглавляет. И кроме того, он сейчас имеет влияние на определенное количество депутатов Буринской ОТГ".

Полицейский Иван также подтверждает влияние братьев Василенко на власть в ОТГ: "В Бурини у них до десяти депутатов является их ставленниками, и они мэру Ладухе не дают продвигаться. У них вечно начинаются проблемы — не приходят, то не являются на заседания …”

Партийные лагеря в местных советах имеют не такое значение, как в парламенте. Депутаты в районах, городах и посёлках в разные годы могут запросто побывать в противоположных фракциях, образующих непостижимые как для Киева коалиции.

Ставленника братьев Василенко в Сумской области связывают с партией "Наш край" и народным депутатом Андреем Деркачем.

Супрун поясняет: север Сумской области фактически контролирует Андрей Деркач.

Сейчас он внефракционный, в прошлом созыве ВР был в группе "Воля народа", а до этого — в Партии регионов, ещё раньше — в Соцпартии. Сын главы СБУ времен Кучмы Леонида Деркача. Впервые был избран в парламент по мажоритарному округу на севере Сумщины ещё в 1998 году. Де факто — олигарх, владелец ТРК "Эра". Работал советником премьер-министра Азарова. Активный лоббист интересов Московского патриархата в Украине, с 2010 года — член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

И, что показательно, Деркач — выпускник Академии ФСБ Российской Федерации, в прошлом году официально был внесен в персональный санкционный список США как "российский агент".

Что же касается Сумщины, то деркачевское влияние можно было проследить на примере города Глухова, откуда негласный "феодал" руками своих приспешников всячески выдавливал оттуда прогрессивного мэра МишеляТерещенко.

"Крыша" ФСБ для "Паромщика"

Иван подтверждает: братья Василенко имеют поддержку и со стороны Национальной полиции, и Службы безопасности Украины, а также Федеральной службы безопасности РФ, которой подчинены российские пограничники. И выпускник академии ФСБ Андрей Деркач прекрасно вписывается в эту картину.

"Ты не будешь на границе рабртать, если у тебя не будет поддержки со стороны России. А там никто не курирует, кроме ФСБ. Если они дают "добро", тогда пожалуйста — работай", — рассказывает опытный опер.

Опер объясняет — до войны контрабанда была значительно более распространена. Все "бегали" на "ту сторону" — и лошадей, и коров таскали, разные товары. Сейчас же эта "привилегия" — только для "избранных".

"Это дело такое, что любит тишину, — говорит бывший милиционер. — Василенко Сергей, младший, он паром купил колхозный. У него и кличка такая — "Паромщик". На границе занимается переправой".

Забытое убийство и отголосок "дела Шеремета"

Ещё одно громкое дело, которое связывают с Василенко — убийство Геннадия Цуканова, помощника тогдашнего народного депутата, ветерана АТО Павла Кишкаря.

Олег Лата был начальником управления по делам семьи и молодежи Сумской ОГА, Олег Бояринцев — депутатом облсовета от деркачевской фракции "Воля народа".

Сестра убитого Цуканова Ирина Леменс, сейчас живущая в Германии, призывает наконец наказать виновных и расширяет список подозреваемых.

Она записала видео в фейсбуке:

А потом согласилась пообщаться лично:

"Я, Леменс Ирина, обращаюсь к президенту Украины Владимиру Зеленскому, генпрокурору Ирине Венедиктовой, министру внутренних дел Арсену Авакову, к председателю Службы безопасности Украины Ивану Баканову.

Я родная сестра Цуканова Геннадия, который был убит 19 октября 2016 года. Мой брат был помощником народного депутата Павла Кишкаря. Он боролся с контрабандой мигрантов, которых брали в рабство, контрабандой наркотических веществ и оружия. Одним из фигурантов является Василенко Сергей, занимавшийся и продолжающий заниматься контрабандой под "крышей" криминального авторитета Василенко Петра, "положенца" города Буринь. Его подельника, Руслана Терещенко, а также при содействии правоохранителей — Вадима Дзюбинского (бывший заместитель начальника ГУ Нацполиции в Сумской области, в дальнейшем возглавил департамент уголовного розыска Национальной полиции Украины — "Н"), Буслова Валерия, начальника сектора криминальной полиции города Шостка, Богдана Горбача, сотрудника МВД из города Бурынь, и Андрея Самойленко, оперуполномоченного из города Буринь.

Приспешниками Василенко является Роман Никифоров, Дмитрий Панарин, тесть Собора и другие лица, которые были заказчиками избиения и убийства нескольких человек.

Чем постоянно хвастался Василенко Сергей? В частности убийством моего брата, Цуканова Геннадия, в 2016 году, убийством Дмитрия Лисицы в 2015 году, убийством Игоря Котенко в 2015 году и убийством Сотникова Александра в 2016 году.

Также Василенко щеголял безнаказанностью, будучи агентом МВД и СБУ, и рассказывая, что работает в структуре Андрея Деркача.

Я была вынуждена обратиться в полицию Германии, потому что мне постоянно передаются угрозы, что если я буду рассказывать об убийстве своего брата, то меня тоже убьют, невзирая на цену вопроса. Мою мать запугивают психологически.

Я ещё раз обращаюсь к президенту Украины, генпрокурору Украины, министру внутренних дел и председателю Службы безопасности и прошу взять под контроль уголовное производство относительно указанных лиц. И прекратить деятельность этой кровавой банды, которая в настоящее время стала заниматься политической деятельностью, взяв под контроль депутатский корпус пограничных объединенных территориальных общин".

О связи Василенко с нынешним главой департамента уголовного розыска Национальной полиции Украины Дзюбинским говорит и Сергей Супрун.

Вадим Дзюбинский. Фото с сайта Нацполиции

"Есть очень большие основания полагать, что Сергей Василенко-младший — он является агентом, ещё с древних времен завербованным Вадимом Дзюбинским. Василенко говорил, что они в хороших отношениях, он ему деньги взаймы давал и т.д.", — говорит "правосек".

И вот как все в мире переплетено! По данным инициативы "Правотворець", Дзюбинский и его подчинённые имеют непосредственное отношение к фабрикации другого громкого дела — "дела Антоненко-Шеремета".

Ирина Леменс убеждена, что полиция лишь создает видимость расследования её брата.

"После заявлений Павла Кишкаря в интернете появились одновременно несколько публикаций о том, что мой брат якобы чинил насилие по отношению к каким-то женщинам, в результате чего его убили — якобы это была месть. Это неправда. Но полиция год или два искала какую-то девочку — вот так шло следствие. А то, что на месте преступления видели машину "Дэу Ланос" чёрную — никто тогда не осуществлял ни план "Перехват", ни план "Сирена". Даже мой брат, теряя сознание, говорил о чёрной машине. Затем её нашли сожженной — никто не нашел владельца, хотя можно было его найти!"

Сестра убитого признается, что в юношеском возрасте Геннадий попал под влияние Петра Василенко и также занимался криминальной деятельностью. Но потом был с Василенко конфликт.

"Потому что когда он был ещё мал, несформированная психика — это одно. Но когда он повзрослел и понял, кто такой Петя — он его возненавидел, — рассказывает Ирина. — А с Сергеем Василенко у него были неприязненные отношения с самой юности".

Цуканов, по словам сестры, приезжал в то место, где происходила передача контрабанды. Выслеживал их схемы, видел, как на границе передается оружие.

"Были даже показания одной девушки, он потом нашел место, где пряталась эта наркота. То есть очевидно они прятали наркоту, а он потом пошел посмотреть. На старое заброшенное кладбище. Собаки потом сработали, что там были наркотики — это я знаю со слов следователя, — говорит сестра Цуканова. — Гена очевидно им мешал. Я знаю, что поступали угрозы от Петра, мол, ещё раз появишься на границе — перебьем тебе ноги. Затем были угрозы "мы сожжем тебе машину". Они такими вещами и занимались — жгли имущество, происходили избиения людей".

Ирина рассказывает: 19 октября 2016 года в 17 часов Сергей Василенко приехал из Сум, оставил машину и пересел на бус своего дяди. Они в районе 21:00 проезжали мимо кафе, где и произошло убийство. Официальная позиция Василенко — он приехал порыбачить. "Но я не верю в то, что Василенко приехал просто порыбачить и проезжал дважды мимо места преступления. Это в его показаниях — то он ездил переодеваться, то ещё куда-то. У меня есть основания полагать, что он привез этих людей, затем они пересели на угнанный "Дэу Ланос", которая затем была сожжена в селе Слобода. И он их просто подобрал на своей машине. Потому что на другой машине они уже были не так заметны. Это было все хорошо продумано и организовано ещё за три месяца. Так как машина была угнана тогда в Белопольском районе", — высказывает мнение женщина.

Ирина Леменс тоже знакома с Петром Василенко. Однако, по её словам, отношения никогда не были тёплыми, ведь она видела, куда он "тянет" её брата.

Удостоверение Геннадия Цуканова как помощника нардепа Павла Кишкаря. Фото предоставлено Ириной Леменс

"И я ему открыто говорила о своих подозрениях, — вспоминает Ирина. — Когда брата убили, я его спрашивала: "Сколько ты за него заплатил?!" Он же прибежал к нам домой, извинялся. Я не поняла, что к чему. У меня сложилось впечатление, что человек задумал покалечить или перебить ноги брату, но все пошло не так, они задели артерию, и брат умер. И он (Пётр — "Н") был действительно в таком странном состоянии, мне кажется, это его выдало. Все пошло не по плану, и получилось убийство. Он говорил: "Извини, извини!", И у меня сложилось впечатление, что это тот человек, который причастен к убийству брата. Он не пришел потом на похороны. Я знала об этом конфликте. Петя это сделал чужими руками. На месте преступления был Василенко Сергей, который это объясняет тем, что ездил рыбачить. Он не сел на детектор [лжи]".

Позже, после этого разговора посредством аудиосвязи, Ирина Леменс дописала в мессенджере: "У моего брата была интимная связь с женой Сергея Василенко. Это и плюс неприязнь с юношества, и плюс брат мешал на границе, выслеживал их схемы — все вместе сыграло роль [в убийстве]".

Сергей Супрун указывает на то, что в день убийства Цуканова дистанция "поездки на рыбалку" Сергея Василенко составляла около 100 км.

Супрун добавляет своё видение этого дела: "Поскольку Гена не был "правильным” в преступном мире, он должен был возглавить эту среду Буринского и Путивльского районов. Стать официальным "положенцем". В отношении мотивов, кому он мешал больше всего — Петру Василенко. С Сергеем у него также были проблемы, потому что он указывал на то, что они ведут такую неправильную деятельность по контрабанде, нелегалам и распространению наркотиков, что в уголовном мире не приветствуется ".

Потенциальные "ополченцы"

"Это потенциальные "ополченцы", — убежден Сергей Супрун в отношении криминалитета пограничной Сумщины. — Мы видим ситуацию, которая возникала на Донбассе — примерно было то же, и кто входил в "ополчение". И у нас есть большие подозрения, что они сотрудничают с той стороной, со страной-агрессором. А иначе не может быть, иначе ни о какой контрабанде не шла бы речь".

Дорога к российской границе в районе Конотопа

В попытках противодействовать этому явлению "Правый сектор" и другие активисты не могут подменить собой государственные органы и силовые структуры, говорит Супрун.

"У нас есть государственные институты, которые должны бороться за целостность, независимость и правопорядок в стране. Это касается и Службы безопасности, и полиции, и пограничной службы, входящей в сферу МВД. Единственное, что мы можем — это осветить проблему, сделать им крайне некомфортное существование, привлечь к этой проблеме максимальное внимание. В принципе, наши усилия, публикации, выступления на телевидении всё-таки сказываются. Сейчас и центральный аппарат СБУ, и Нацполиция — кто формально, кто неформально — хоть как-то общаются, задают определенные вопросы, что здесь происходит у нас на территории", — рассказывает врач и активист "ПС".

Супрун считает, что у людей больше доверия к "Правому сектору", чем к официальным органам.

"Мы находимся на войне не первый год, — говорит он. — Нам проще — мы никогда не расслабляемся. Потому что они в любой момент могут вывесить какую-то тряпку, объявить недо-республику, и произойдет то же самое, что в Донецке или Луганске. А пока они как тараканы — в тени, в темноте чувствуют себя очень комфортно".

Необходимость привлечения внимания к ситуации на Сумщине подтверждает и бывший сотрудник МВД Иван. "Если давать огласку, они станут "ядовитыми” — никто не захочет с ними иметь дело. Я знаю, что после огласки на них больше стали обращать внимание в руководстве МВД, СБУ, пограничной службе — уже высшее командование. А пока по низам, на местном уровне они решают все ..."


Источник: “https://kompromat1.ws/articles/177889-ugolovnoe_kublo_v_prigranichje._deputaty_bandity_i_agenty_rf_na_politicheskoj_karte_sumshchiny”

Поделитесь, и будет Вам счастье!

Copyright © 2008-2021. 44 канал Киев - Новости Аналитика Соцопросы

Данный сайт работает как социальный блог, открытая социальная площадка где каждый может опубликовать свои материалы, многие материалы приходят на почту и публикуются администрацией сайта после модерации. В связи с эти возможны некорректное отображение источника текста или графики, если Ваши авторские права или права на торговую марку (товарный знак) нарушены, просим извинения, указывайте о данных нарушениях нам на почту E-mail: [email protected] и мы немедленно исправим это недоразумение. Спасибо.

Scroll to Top