«Кызыл – Курагино»: Кормушку прикрыли?

На днях случилось то, чего давно ожидали – правительство Российской Федерации своим распоряжением приостановило на пять лет строительство железной дороги «Курагино – Кызыл». При этом оно освободило всех участников этого проекта от штрафов и пеней за неисполнение условий концессионного соглашения. Почему ждали? Да потому, что Байсаров давно прекратил добычу угля на Элегестинском месторождении коксующихся углей и возобновлять добычу уже не собирался – мы уже долгое время наблюдаем, как он вывозит тяжёлую технику из Тувы за Саяны. Кто-то, наверное, скажет – ещё не вечер! Через пять лет всё начнётся заново! Да нет, не начнётся. Об этом говорит вся история развития событий вокруг этого проекта. Напомню его основные вехи.

Появилась идея строительства железной дороги из Курагино в Кызыл у сенаторов от Тувы Пугачёва и Нарусовой, которых пригласил в Туву Президент Ооржак. С проектом была связана победа Ооржака на очередных выборах Главы республики в 2002 году. Банкир Пугачёв купил право на разработку месторождения коксующихся углей у предпринимателя Червякова за цену, адекватную двум хорошим внедорожникам. Два года кулуарной подковёрной возни в окружении президента Путина привели к тому, что проект был оценён в 72 млрд. рублей, половину из которой должен был оплатить российский бюджет. С этого и началась реализация угольно-железнодорожной аферы.

Владелец ЕПК банкир Пугачёв купил американский угольный комбайн и начал добычу угля, одновременно разрабатывая проект строительства железнодорожной магистрали. К 2007 году проект оценивался в 90 млрд. рублей, государство обязалось профинансировать 45 млрд. Но тут неожиданно для всех Ооржак проиграл выборы Оюну, и Шойгу, воспользовавшись ситуацией, убедил Путина поставить во главе республики ничем себя ранее не проявившего Кара-оола, а Оюну позволили оставить за собой кресло спикера парламента. С этого момента началась новая страница освоения угольного месторождения и строительства железной дороги.

Шойгу с помощью Кара-оола понадобилось несколько лет для того, чтобы «выдавить» из республики Нарусову, лишив её статуса сенатора, «отжать» у Пугачёва Элегестинское месторождение и проект строительства железной дороги. Пары нехитрых манипуляций и нескольких мошеннических приёмов с учётом влияния Шойгу на Путина оказалось достаточным, чтобы всё, ранее принадлежащее в Туве Пугачёву, перешло в руки чеченского предпринимателя Байсарова. Тут обещания полились, как из рога изобилия. От Байсарова ждали вложений в посёлки угледобытчиков, инвестиций в социальные, культурные, медицинские объекты. Байсаров не жалел слов и клятвенно обещал не только инвестировать в инфраструктуру этих мест, но и в развитие «межрегиональных связей».

Помнится, ещё в 2018 году Байсаров на заседаниях, в том числе и с участием членов Правительства, расписывал перспективы, что Элегест выдаст на-гора первые тонны дефицитнейшего коксующегося угля. Расписывая перспективы, которые откроет для Тувы новое железнодорожное полотно, Байсаров и Кара-оол взахлёб наперебой мечтали о том, что будут возить по железной дороге не только уголь, но и золото, полудрагоценные камни, железную руду, марганец и асбест. Не стесняясь показаться чересчур оптимистичными, они называли дорогу «Новым Шёлковым путём», призванным повысить удельный вес Тувы в общероссийских и общемировых экономических показателях. Кара-оол при этом постоянно использовал словосочетание «мультипликативный эффект» и очень радовался, когда в ответ слышал бурное одобрение челяди.

За сравнительно недолгое время они в компании с олигархом Дерипаской умудрились наобещать ТЭС-2 в Кызыле, порт в Находке, гостиницы Люкс, банк, и многое другое. Обещания из них лились, как из рога изобилия. А когда в декабре 2011 года лично Путин прибыл в Туву и в трескучий мороз ночью забил «золотой костыль» в строительство дороги, все поняли, что у проекта появился весьма влиятельный и очень волевой патрон в лице премьера Путина. Шпалу, в которую был забит костыль, и все четыре уложенные в полотно рельсы громко назвали станцией «Кызыл-конечная». Кара-оол был на вершине счастья и раздавал направо и налево интервью, купаясь в лучах славы.

Но оказалось, что всё было гладко на бумаге, да забыли про овраги. Подпитывать иллюзию реализации проекта должна была какая-то хотя бы маломальская хозяйственная деятельность по добыче угля. Но Байсаров оказался не способен даже на такое. Потому вскоре прекратились и добыча угля на Элегесте, и строительство дороги «Курагино – Кызыл». При этом обанкротился подрядчик, строивший дорогу – ООО «Мост». Казалось, что Шойгу, Байсаров и Кара-оол развалили проект. И будущего у него больше нет.

Но тут вдруг ситуация вокруг угольно-железнодорожного проекта стала развиваться стремительно. Смета строительства дороги резко как по мановению волшебной палочки «подскочила» до 240 млрд. рублей. Шойгу включил механизм государственной поддержки деятельности Байсарова на полную катушку. В 2014 году Правительство России одобрило выделение под проект строительства дороги 86,8 млрд. рублей из фонда Национального благосостояния. При его поддержке Байсаров заключил соглашение с Министерством транспорта, Администрациями Красноярского Края и Тувы о строительстве железной дороги. Весной же 2018-го всё то же Правительство согласилось включить Элегестинское месторождение и будущую железную дорогу «Курагино – Кызыл» в состав комплексного инвестиционного проекта «Енисейская Сибирь». Дело дошло до того, что зампред правительства РФ Шувалов лично заявил о готовности предоставить Байсарову льготы в виде государственных гарантий на покрытие 75% стоимости проекта. В реализацию проекта Шойгу включил даже сибирского полпреда Меняйло, который, заверил, что проект дороги будет для Сибири приоритетным, поскольку он «поможет раскрыть инвестиционный, туристический и минерально-сырьевой потенциал территории, а также обеспечит доступность региона и новые рабочие места». Глава Тувы Кара-оол ликовал: «...надо найти точки соприкосновения с частными инвесторами, чтобы они поверили нам, что в Туву, действительно, можно вкладывать деньги!». Предполагалось, что этот агитационно-пропагандистский проект в сотни миллиардов обеспечит непоколебимую власть Шойгу–Кара-оола в Туве и будет кормить всю эту свору, присосавшуюся к проекту.

С этого времени Кара-оол к месту и без оного поминал проект строительства дороги, обещая народу республики «светлое будущее», в ожидании которого народ медленно, но верно нищал до такой степени, что в 2019 году Тува была официально признана самым депрессивным и бедным регионом страны. Кара-оол и Байсаров из руководителя региона и инвестора на годы превратились в пару, которая на все лады расхваливала друг друга и озвучивала всё новые и новые прекрасные инициативы, которым в конечном итоге не суждено было сбыться. В День Шахтёра Байсаров выставил технику, которая должна была работать на угольном разрезе, и они с Кара-оолом лично докладывали Путину о том, что реализация проекта идёт полным ходом. А затем Шойгу организовал Байсарову презентацию в Совете Федерации РФ, где он в течение нескольких часов красочно рисовал будущее Тувы и России. Спикер СФ РФ Матвиенко была настолько тронута его напыщенным выступлением, что выразила уверенность в скорейшей реализации проекта и даже обещала Байсарову звание Героя Труда РФ.

Но всё это оказалось профанацией. Проект был обречён уже тогда, когда за его реализацию взялись Байсаров, Шойгу и Кара-оол, которые ранее успешно не реализовывали ничего подобного. Дело не в том, что они ничего не смыслят ни в строительстве, ни в добыче, ни в торговле углём. И даже не в том, что у авантюриста Байсарова никогда не было денег, достаточных для того, чтобы реализовывать подобные крупномасштабные проекты. Пыл Руслана Сулимовича пропал, как только выяснилось, что для запуска механизма добычи угля в полную силу ему необходимо вложить ещё 240 млн. Просто, скорее всего, они никогда и не собирались заниматься углём Элегестинского месторождения. Главная их затея, похоже, состояла в том, чтобы за бюджетный счёт построить железную дорогу, заработав на этом миллиарды и резко увеличив капитализацию месторождения угля до 10-15 млрд. долларов США. А затем продать его иностранной компании, которая нуждается в коксующемся угле, уже на этом заработав несравнимо большие бешеные деньги.

Но ошибка авантюристов состояла в том, что тувинский уголь в настоящее время не востребован. Он не нужен ни в Японии, ни в Корее, ни тем более – в Китае. Подобных тувинскому углю в мире достаточно. Это и Эльгинское месторождение Мечела в Якутии, это огромные запасы аналогичного угля в Монголии. Кроме всего этого, в связи с пандемией КОВИД-19 в мире упали объёмы производства стали. Соответственно, упала общая потребность в коксе. В сложном положении оказался даже угольный бассейн российского Кузбасса. А также стало очевидным, что российская железная дорога не готова принять новые объёмы угля к перевозке в порты на Дальнем Востоке. Да и порты там все забиты углём. А свой порт в Находке Байсаров не то, что не начал строить – даже к проектированию не приступал. Вот и оказалось, что тувинский коксующийся уголь по большому счёту никому не нужен, к тому же его не привезти к порту перевалки и не отгрузить морем. Но главное – он спокойно лежит в тувинских недрах, поскольку его в настоящее время никто не добывает. В общем, полный облом.

В итоге в этом проекте проиграли все его участники. Шойгу ничего не заработал, Кара-оол может лишиться должности, а Байсаров потерял имидж удачливого авантюриста и немалые для него деньги. Выиграл только тувинский народ, который в подавляющем большинстве негативно относится как к идее строительства железной дороги в Туву, так и разработке тувинских недр, грозящих экологической катастрофой.

Но тут есть один общий негативный фактор. Все 14 лет Кара-оол увлечённо занимался агитацией строительства железной дороги и обещаниями светлого будущего в случае его завершения. Соответственно, весь государственный аппарат, все финансовые и людские ресурсы были отвлечены на это. В итоге республика просто потеряла 14 лет своей истории. Мы оказались в ситуации, гораздо худшей, чем она была весной 2007 года. Так что можно с уверенностью сказать, что угольно-железнодорожная афера Шойгу, Байсарова и Кара-оола отбросила республику в развитии на несколько лет назад.

Так или иначе, проигравшей стороной в этой железнодорожной афере оказалось государство. Байсаров потратился только на приобретение Элегестинского месторождения. Всё остальное оплатило государство. А это немалые средства, вложенные в документацию, проект, согласования, расчистку местности, поездки в Туву. Их уже никто не вернёт.

В заключение скажу: лучше поздно, чем никогда. Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. Теперь, когда премьер РФ поставил жирную точку в этом проекте, уже никто не будет грезить мифическим проектом – будет заниматься конкретными, хотя и не такими грандиозными, как железнодорожный, проектами.

Поделитесь, и будет Вам счастье!

Copyright © 2008-2021. 44 канал Киев - Новости Аналитика Соцопросы

Данный сайт работает как социальный блог, открытая социальная площадка где каждый может опубликовать свои материалы, многие материалы приходят на почту и публикуются администрацией сайта после модерации. В связи с эти возможны некорректное отображение источника текста или графики, если Ваши авторские права или права на торговую марку (товарный знак) нарушены, просим извинения, указывайте о данных нарушениях нам на почту E-mail: [email protected] и мы немедленно исправим это недоразумение. Спасибо.

Scroll to Top